МАМИНА КУХНЯ

Майкл ел только под аплодисменты

Майкл ел только под аплодисментыВо время еды Майкл тоже был центром внимания, но совсем по другой причине. Он родился преждевременно, и первые недели жизни его кормили через трубочку, пропущенную через нос прямо в желудок.

Как и всех недоношенных детей, Майкла подвергали интенсивной терапии. Ему пришлось выдержать множество неприятных процедур через рот. Поэтому Майкл не только не знал, что такое обычный процесс принятия пищи, но он также привык, что все связанное с его ртом отрицательно и неприятно.

Поскольку обычное кормление началось для него позже, мальчик не научился видеть взаимосвязь между голодом, принятием пищи и сытостью.

Ничего удивительного, что он очень трудно учился есть.

Когда Майклу исполнилось два года, родители и медико-социальный работник успешно научили его есть из бутылочки и подвели к мысли, что он может глотать полутвердую пищу и даже жевать и глотать некоторую твердую. Проблема заключалась в том, что Майкл ел только после настойчивых просьб взрослых, его родители устали запихивать в него еду. Его все еще кормили через трубку, проведенную сквозь брюшную стенку в желудок, и родители хотели избавиться от такого способа кормления.

Слова родителей наглядно иллюстрировала видеозапись семейных трапез. Мама мальчика стояла на коленях перед его высоким стульчиком и уговаривала ребенка поесть.

Майкл энергично вертелся и ковырялся в тарелке. «А теперь съешь еще немного», — снова и снова просила мать.

После ее настойчивых просьб мальчик соизволял взять в рот немного еды. Иногда он позволял сунуть себе в рот полную ложку пищи, а иногда даже не открывал рта. Иногда он съедал полную ложку самостоятельно, а иногда только ковырялся в тарелке. Процесс кормления занял 25 минут.

Я устала за ним наблюдать. Представляю, что чувствовали родители.

В школе происходило то же самое. Майкла на несколько секунд отпускали поиграть с его машинкой, если он съедал определенное количество ложек еды. Затем машинку отбирали, и развлечение шло по новому кругу.

Я посоветовала родителям кормить Майкла так, как будто он был обычным ребенком, то есть усаживать за стол с другими членами семьи, предлагать ему мягкую еду со стола и предоставить мальчику возможность есть самостоятельно.

Во время основных трапез родители должны были прекратить кормить ребенка через трубку, чтобы он почувствовал голод, оставив все остальное на его усмотрение.

На первых порах он отказывался съесть даже четверть чайной ложки еды. Затем родители освоились с новым положением вещей и начали более уверенно игнорировать его процесс приема пищи и требовали от него только спокойного поведения за столом.

Вот тогда мальчик и начал проявлять интерес к еде. Постепенно он ел все больше и больше, перестав отличаться в этом от обычных детей ясельного возраста.

Однако лучше всего мальчик ел в детском саду. Там он с энтузиазмом принимал участие в общих трапезах и перекусах, спокойно съедая столько, сколько и остальные дети.

Это подсказало мне, что родители мальчика все еще тревожились о его аппетите, продолжая вмешиваться в то, как он ест, беря на себя его обязанность. Им много пришлось пережить, и они просто боялись взять на себя риск, позволив ему самостоятельно регулировать потребление пищи.

Из-за этого кормление через трубочку в ночное время продлилось еще год. Несмотря на все трудности, глубоко внутри Майкл хотел развиваться, хотел взять на себя ответственность за потребление пищи. Он проявил инициативу, когда родители перестали на него давить.

Он продолжил учиться есть. Он начал замечать голод и осознал, что еда приносит чувство сытости.

Элис знает, сколько ей есть.

Элис исполнилось шесть месяцев. Это был живой симпатичный ребенок.

Однако после рождения она плохо набирала вес и плохо росла.

К шести месяцам она набрала чуть больше трех фунтов (1,3 кг), а выросла на пять дюймов (12,5 см). Желая выяснить, что с ней не так, родители проверили ее хромосомы и эндокринную систему. Но все оказалось в порядке.

Элис была абсолютно нормальным ребенком, только очень маленьким.

Конечно, родителей беспокоили ее размеры.

Они хотели быть уверенными, что делают все возможное для ее развития. Родители сообщили, что девочка очень ревниво относится к своему праву есть столько, сколько хочет.

Она начинала плакать и волноваться, когда они пытались заставить ее съесть больше.

Мы решили попробовать давать ей молочную смесь с повышенной концентрацией питательных веществ.

Понятно, что делать это было нужно с осторожностью. Во-первых, повышенное содержание питательных веществ ведет к снижению удельного содержания воды в искусственной смеси, что может стать причиной обезвоживания ребенка.

Подобная возможность встревожила лечащего врача.

Он осматривал ее как можно чаще, чтобы успеть заметить первые признаки обезвоживания.

Во-вторых, дополнительное количество калорий могло сделать Элис толстой, поэтому медсестра взвешивала девочку, измеряла, аккуратно занося результаты на росто-весовую кривую.

Нужна была уверенность, что если девочка начнет развиваться быстрее, то это отразится и на весе, и на росте.

Рост и вес Элис были пропорциональными, и мы хотели, чтобы так оставалось и дальше.

Комментарии запрещены.