МАМИНА КУХНЯ

Родителям нужна поддержка

Родителям нужна поддержкаЯ не скрыла от родителей Тони, что не смогу изменить параметры тела девочки. Но я помогла им: помогла вернуться к прежнему стилю кормления, основанному на принципе разделения ответственности. Моральная поддержка — вот что им требовалось.

Родителям пухлых детей трудно позитивно относиться к приему пищи и верить, что дети съедят ровно столько, сколько требует их организм.

Покупка такому пухлому ребенку мороженого требует от родителей железных нервов. Они оглядываются на окружающих и думают: «Эти люди наверняка удивляются, почему я покупаю ребенку мороженое.

Он и так толстый!

» Ситуативная поддержка здесь тоже придется кстати. Я провела с родителями беседу на тему режима и ограничений в кормлении и уверила их, что Тони они необходимы.

«На самом деле, — сказала я, — умение девочки справляться с приемом пищи напрямую зависит от режима и предсказуемости семейных трапез и перекусов». Родителям девочки стоило некоторого труда продолжать придерживаться в кормлении золотой середины.

Это случалось, когда происходило что-то, что подрывало их веру в умение Тони регулировать количество съедаемой пищи.

Так например, когда дедушка Тони начинал ворчать по поводу пухлости девочки, тревога накатывала на них с новой силой.

Однако родители сумели объяснить ему идею разделенной ответственности.

Дедушка ее не воспринял, но, по крайней мере, перестал делать из веса ребенка проблему. Сомнения в правильности пути вернулись, когда в печати прошло сообщение Центра по контролю заболеваемости об «угрожающем количестве случаев детской тучности».

«Неужели не должно быть хоть каких-то ограничений в пище?

» — однажды поинтересовалась у меня мать девочки после обеда, на котором присутствовало множество детей. Я попросила ее рассказать подробнее, и она продолжила: «Когда мы вынесли десерт, дети сразу выстроились за ним в очередь.

Они просто набросились на те аппетитные шоколадные кексы с толстым слоем глазури!

Как вы думаете, может, мне нужно было остановить мою девочку?» «Как бы вы поступили, если бы Тони не была пухлой?

» — поинтересовалась я. Мама подумала минутку, а затем ее лицо сделалось мечтательным.

«Я бы остановила ее. Я бы остановила их всех, — сказала она. — Эти дети съели все вкусные кексы. А я тоже хотела кусочек!

» Прекрасный ответ!

Просто замечательный!

Лучше всего воспитывать детей получается у тех людей, которые честно признаются в своих желаниях. Мои рекомендации вызвали противоречивые чувства у педиатра Тони.

С одной стороны, он испытал облегчение, а с другой — не мог избавиться от скептицизма. Я рассказала ему о своих взглядах на кормление и подкрепила их копией одной из моих статей в профессиональном журнале.

Педиатр увидел плюсы моего подхода и поддержал родителей в их действиях.

Они испытали облегчение. Им нравился этот врач, его компетентность вызывала у них уважение, но они готовы были отказаться от его услуг, если бы он попытался заставить их снизить вес девочки.

Они сомневались, что смогли бы выдержать скептицизм педиатра и продолжать кормить ребенка согласно принципу разделения ответственности.

Ободрите ребенка.

Дети, которые познакомились с ощущением, что их могут оставить без еды, нуждаются в ободрении. Только тогда они снова научатся доверять взрослым в кормлении.

Если их ограничивали в пище достаточно долго, страх остаться голодными легко возвращается.

Тони быстро пришла в норму благодаря родителям.

Они поняли, что выбрали неправильный путь, и вернули прежнюю схему кормления.

Шестилетней девочке, которую ограничивали в еде с рождения, пришлось хуже. Ее матери пришлось строго следить за режимом питания малышки и постоянно повторять, что во время основных приемов пищи и перекусов та может кушать столько, сколько захочет.

Ободрить дочь помогло то, что теперь мама раскладывала пищу не на кухне, а выставляла на стол общее блюдо, откуда девочка могла брать желаемое количество.

«Мы выставим блюдо на стол?

» — постоянно спрашивал ребенок.

«Да, — отвечала мама, — блюдо будет стоять на столе, а ты возьмешь оттуда столько еды, сколько захочешь». Фраза повторялась каждую трапезу и превратилась в настоящую мантру.

Прошло много времени, прежде чем малышка успокоилась по поводу пищи. Ее мать во время еды постоянно была настороже.

Дело осложнялось тем, что она много лет сидела на диете и только недавно начала доверять своим внутренним регуляторам.

Но вместе они смогли преодолеть трудности, и сейчас у них все в порядке.

Дети, которые росли в семье, где обеспечение продовольствием нестабильно, часто демонстрируют поглощенность едой и склонны переедать при первой же возможности. Одна мама, удочерившая девочку из другой страны, рассказывала, что ребенок при виде еды прятал руки за спину: малышку приучили ограничивать себя в пище.

Когда новые родители уверили ее, что она может есть все, что хочет, девочку охватило возбуждение, и она набросилась на предложенные ей блюда.

Мама поступила мудро: она снова и снова повторяла слова об отсутствии ограничений на пищу и подтверждала их на практике, выставляя перед ребенком множество блюд.

Через несколько недель ее дочь успокоилась и начала следовать своему чувству голода и сытости.

Уязвимый ребенок.

Кормление и выполнение родительских обязанностей затрудняется, если ребенок имеет проблемы со здоровьем, задержку в развитии, если он слишком мелкий, склонный к болезням или просто плохо ест. Исследования показывают, что семьям, где есть дети с хроническими заболеваниями, например хроническим воспалением кишечника, серповидно-клеточной анемией, раком и кистозным фиброзом, гораздо сложнее организовать полноценную трапезу. Негативный процесс приемов пищи отражает отношение семьи к больному ребенку.

Стресс, вызванный болезнью малыша, заставляет семьи компенсировать эту болезнь самыми непродуктивными способами. Очень трудно накладывать ограничения и ждать от ребенка определенного поведения за столом, зная, насколько он уязвим.

Озабоченность родителей проявляется в попытках заставить малыша есть и приготовлении для него особых блюд.

Но больные дети в первую очередь являются детьми. Будучи находчивыми маленькими созданиями, они не могут не обратить озабоченность родителей в свою пользу.

«Если ты не разрешишь мне это сделать, я не буду кушать», — заявляют они. Родители оказываются в безвыходном положении.

Разве можно злиться на такого уязвимого ребенка?

Ответ: очень даже можно. Мало того, гнев показывает, что появилась проблема, которая требует урегулирования.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.