МАМИНА КУХНЯ

Отчаяние и гнев

Отчаяние и гневИногда, чтобы накормить ребенка, родители идут на крайние меры, которые приобретают оттенок настоящего насилия. Однажды в Луизиане я встретила родителей, кормивших своего сына в ванне.

Он родился очень маленьким, просто крошечным. Врач, ведущий мальчика, сказал родителям: «Кормите его. Неважно, как вы будете это делать».

К сожалению, подобные советы я слышала слишком часто, и они никогда не приводили ни к чему хорошему. Я понимаю, почему терапевт дал такой совет — он отвечает за сохранение жизни ребенка, и не зная, что такое пищевая динамика, не осознает, насколько вредна его рекомендация.

Она не дает ребенку возможности научиться самому справляться с приемом пищи. Она превращает родителей в агрессоров, которые пытаются впихнуть в ребенка еду в страхе за его жизнь.

Родители того мальчика так старательно пытались накормить своего ребенка, что кормление превратилось в серьезную борьбу. После еды им приходилось мыть ребенка.

Ситуация сложилась настолько отчаянная, что у меня захватило дух. Пяти минут разговора для решения проблемы явно было маловато. Я предложила родителям экспертизу, а потом поинтересовалась, бывают ли случаи, когда их ребенок ест охотно.

«Да, — ответили родители, — он хорошо ест в детском саду и не отказывается от завтрака перед телевизором». Мне стало ясно, что ребенок способен справиться с приемом пищи, когда родители идут на уступки.

Однако отчаяние и гнев ослепляют их, и они продолжают терроризировать себя и сына во время кормления. Я дала им совет придерживаться принципа разделения ответственности и прекратить решать за сына, что и сколько тому есть.

При этом я подчеркнула, что отсутствие экспертизы затрудняет точную оценку ситуации. Сомневаюсь, что родители решили последовать моему совету — слишком уж они были напуганы.

По моему опыту, чтобы совершить такие коренные изменения, родителям требуется уверенность, что я полностью понимаю их и их проблему, а также наличие пошаговой инструкции.

У меня нет истории развития их ребенка, поэтому я не знаю всех особенностей ситуации.

Если мальчик, подобно другим детям, развитие которых я оценивала, родился слабеньким, то есть на росто-весовой кривой его показатели находились в районе 5-го перцентиля, а затем его развитие пошло еще хуже, то, конечно, есть он будет плохо.

Некоторые дети вообще не в состоянии питаться, тем самым поддерживая в себе жизнь. Это дети с нейромышечными ограничениями, которые не принимают пищу, потому что не могут контролировать собственные мышцы, дети с пороком сердца, дети, слишком слабые, чтобы есть, и дети, проходящие противоопухолевую терапию.

Последние не обладают аппетитом, достаточным для обеспечения организма необходимыми питательными веществами. Во всех этих случаях родители взваливают на себя тяжелую ношу.

Очень часто они берут на себя ответственность за то, чего не могут выполнить: заставить ребенка есть.

Кормление больного или ребенка с ограниченными физическими возможностями ничем не отличается от кормления здоровых детей. Везде действует принцип разделения ответственности.

Вы отвечаете за то, чтобы предоставить малышу подходящую пищу, а сколько и что он съест, входит уже в его зону ответственности. Когда родители способны отступить и сделать акцент на позитивные пищевые взаимоотношения, почти всегда ребенок ест больше, но не меньше.

Кормление через зонд. Когда проблема лежит в плоскости медицины и не имеет никакого отношения к искажению динамики кормления, будет лучше, если во время семейных трапез вы покормите ребенка через зонд и не станете применять давление, тем самым испортив с малышом пищевые взаимоотношения.

Диетолог Эллен ОЛири, которая координирует работу пищевых служб отделения педиатрической онкологии Центра охраны детского здоровья в Атланте, рекомендует кормление через зонд для детей, проходящих противораковое лечение.

Химиотерапия и лучевая терапия замедляют скорость работы желудка и кишечника, тем самым искажая у детей ощущения голода и сытости.

В результате ребенок не чувствует необходимости поесть и удовлетворить потребности организма в питании, которое поддерживает тело во время химиотерапии.

Насилие в такой ситуации — неправильный выход как для ребенка, так и для его родителей, поскольку оно изо дня в день лишает малыша возможности позитивно относиться к питанию.

Дополнительное зондовое кормление — через назогастральный или гастростомический зонд — убивает двух зайцев: малыш ест столько, сколько ему хочется, а родители перестают впихивать в него пищу, которую он не хочет.

Позитивное отношение к кормлению сохраняется и у ребенка, и у его родителей. Когда малышу станет лучше, можно спокойно вернуться к обычному стилю кормления.

Назогастральный зонд проходит в желудок через нос и горло, а гастростоми-ческий зонд вставляется в желудок через брюшную стенку с помощью несложного хирургического вмешательства.

Для маленького ребенка, который не осознает наличия выходящей из носа и крепящейся к щеке трубки, ОЛири рекомендует именно назогастральный зонд. Она сообщила, что в Центре они используют питательные трубки из силастика.

Для детей с нормальными навыками жевания и глотания назогастральные трубки тоже удобны — они не раздражают и не затрудняют глотания.

ОЛири разговаривала с некоторыми юными пациентами от восьми лет и старше, и те рассказали ей, что трубки не вызывают у них дискомфорта.

Им просто не нравится, как они выглядят.

Для подросших детей, а также в случае, когда зондовое кормление продолжается больше двух месяцев, ОЛири рекомендует использовать гастростомический зонд. Еще она советует кормить через зонд в ночное время и внимательно следить за тем, что и сколько через него проходит.

Не так давно она рассказала мне случай с ребенком, которого положили к ним в Центр для трансплантации костного мозга. Не успела она сказать «здравствуйте», как мама ребенка воскликнула: «Мы так благодарны, что Исаака перевели на зондовое кормление!

Я знаю, я была против, но какое же это облегчение — не впихивать в него еду каждую минуту!

» ОЛири были приятны слова матери, но больше всего ее порадовало, что ребенок перед операцией находился в прекрасной форме.

Очень важны деловой подход ОЛири к такому кормлению и ее попытки ободрить родителей, потому что во многих местах отношение к кормлению через зонд негативное. Оно рассматривается как последнее средство.

Родителей пугают: «Если вы не заставите ребенка есть, придется кормить его через трубочку».

На днях из одной больницы Нового Орлеана мне позвонил мужчина, отчаянно не желающий, чтобы «резали его ребенка».

Я не знала, какой ему дать совет, но уверила, что установление трубки не является серьезной операцией — это всего лишь несложная процедура.

Комментарии запрещены.