МАМИНА КУХНЯ

Вариации на тему орально-моторного развития

Вариации на тему орально-моторного развитияВполне возможно, что вначале ребенок попытается отправить комковатую пищу прямиком в горло, как он привык делать с полужидкой пищей, и, конечно, сразу поперхнется. Не волнуйтесь: его рвотный рефлекс хорошо развит, и слишком быстрое глотание является частью процесса обучения. Единственные меры безопасности в обеих ситуациях — обеспечить не слишком большие куски пищи, чтобы они не смогли закрыть дыхательное горло.

Целые виноградины и кружочки хот-догов вполне способны это сделать из-за размера. К тому же они круглые и скользкие, и ребенку трудно контролировать их местоположение во рту. Следующий ряд примеров — крекеры и пища, от которой можно откусывать куски.

Вы автоматически откусываете кусок такого размера, который поместится у вас во рту и который вы сможете легко прожевать и проглотить.

Ребенку же приходится учиться всему этому методом проб и ошибок.

Сначала он будет отламывать кусок крекера и пытаться с ним справиться. Если это кусок правильного размера, он сможет поместить его между челюстями и прожевать, а если нет, выплюнет.

Где-то посередине между стадиями комковатой и мягкой пищи вы обнаружите, что тянетесь за чашкой. Что туда наливать, мы обсудим позднее.

Обратите внимание, как вы пьете из чашки: как двигается язык, как изгибаются губы, не позволяя вам расплескать жидкость.

Вашему ребенку приходится учиться пить из чашки тоже, и он сможет это сделать, когда его нервы и мускулы будут к этому готовы — когда он сможет оттягивать язык назад и охватывать нижней губой ободок чашки.

Дело это достаточно сложное, и попытка заставить работать нужные мускулы может побудить взрослого человека сдаться.

Но ребенка трудности не пугают — его пугает только непривычность действа.

В конце концов это его работа — заставлять тело слушаться. Он справится и даже получит от процесса удовольствие.

Давайте поговорим о других способах, которые помогают детям в их нелегкой задаче научиться есть твердую пищу. В этой связи я вспоминаю Николаса, чья решимость кушать самостоятельно сильно превосходила его возможности.

Во время общения с родителями я обычно показываю чудесный слайд: там Николас улыбается до ушей, а его мордашка перепачкана апельсиновой мякотью. Но — внимание!

Действительно ли он улыбается или это просто гримаса, вызванная тем, что ложка растянула ему рот? После того как Николас попробовал твердую пищу, он настаивал, чтобы делать это только самостоятельно.

Проблема заключалась в том, что у него не получалось.

Он мог сунуть руки в чашку с полужидкой пищей и съесть то, что к ним прилипло. Он мог вымазать пищей лицо, откуда некоторое ее количество все-таки попадало ему в рот. Он мог схватить ложку и сунуть ее в рот. На этом его возможности заканчивались, но он считал себя самым умелым мальчиком на свете.

Родители Николаса встревожились, потому что их ребенок ел недостаточно, но не позволял подносить ложку к его губам.

Проблему решили время и смекалка родителей.

Детской кашей они загустили овощные и фруктовые пюре до такой степени, что те превратились в клейкую массу, похожую на картофельное пюре. Николас овладел ладонным захватом и начал кушать самостоятельно.

В ладонном захвате дети сгибают пальцы так, чтобы суметь зачерпнуть пищу. В отличие от Николаса пятимесячный Джонатан в первое кормление с ложки приступил к детской каше с огромным энтузиазмом.

Между глотаниями он издавал негодующие вопли, потому что мама, на его взгляд, подавала еду недостаточно быстро. Как вы понимаете, маме пришлось применить детективные способности, чтобы выяснить причину недовольства ребенка.

В том же возрасте Эрик был полной противоположностью Джонатана.

При виде ложки он открывал рот, глотал пищу, но вторую ложку принимать отказывался. Его мать настаивала, ожидая, что время поможет, но мальчик был тверд в своем решении: никакой второй ложки!

На некоторое время мама прекратила попытки накормить малыша с ложки.

Затем каждые два-три дня она начала готовить небольшие порции детской каши и предлагать Эрику попробовать кашу с ложки. В течение двух-трех недель ничего не менялось: мальчик съедал одну ложку каши, отказываясь от остального.

Но потом Эрик вдруг съел всю приготовленную порцию и выразил недовольство тем, что мама так мало приготовила! С младенцами и маленькими детьми всегда так: они меняются не постепенно, а скачками, что очень запутывает родителей.

В дальнейшем Эрик прошел все стадии, переходя к твердой пище относительно быстро. Кент совершенно не заинтересовался едой, когда мама предложила ее в ложке.

Мама терпеливо ждала, но неделя проходила за неделей, а ничего не менялось. Новая попытка покормить ребенка с ложки тоже не увенчалась успехом.

Тогда мама разрешила ему кушать самостоятельно.

Она сгустила кашу до такого состояния, чтобы ребенок мог зачерпывать ее ладонью.

После этого Кент съел все, попросив добавки. В дальнейшем мать стала настоящим экспертом по густой клейкообразной пище.

Это продолжалось не слишком долго: пока мальчик не сел за общий стол и не начал с энтузиазмом экспериментировать с мягкими кусками обычной пищи. Кстати, растворимое картофельное пюре оказалось прекрасным загустителем для овощей.

У Елены был свой темп учебы.

Она родилась на два месяца раньше срока и, как и у большинства недоношенных детей, признаки готовности к твердой пище появились у нее в соответствии с откорректированным, а не хронологическим возрастом.

Признаки готовности у девочки начали появляться, когда ей было 8 месяцев, что соответствовало 6 месяцам откорректированного возраста. На этом этапе она была заинтересована в твердой пище, но осторожна.

Девочке потребовалось два месяца, чтобы начать охотно кушать рисовую кашу, а когда мама немного сгустила консистенцию риса, она привыкала к новым ощущениям во рту еще неделю-две. Подозревая, что для дочери переход к раздавленным вилкой фруктам будет слишком большим шагом вперед, мать предложила девочке банановое пюре. Она была уверена, что Елена отнесется к нему скептически.

И на самом деле кушать пюреобразную пищу тоже пришлось учиться.

Существует небольшая, но ощутимая разница в движениях, которые требуются для того, чтобы проглотить полужидкую пищу разных консистенций.

Разница заключается в однородности и скользкости.

Также нужно учитывать, что вкус каши отличается от вкуса бананового или морковного пюре. Привыкнуть к изменениям во вкусе и консистенции пюреобразной пищи было для Елены достаточным уроком.

Она не могла одновременно с этим учиться кушать комковатую пищу. Ей потребовалось долгое время, чтобы пройти через стадию комковатой пищи к обычной, но она справилась благодаря тому, что ее мать не торопилась и к каждой новой задаче приступала осторожно.

Продвижение вперед, которое демонстрировали другие дети (я рассказывала о них выше), для Елены было слишком быстрым. Мать девочки оказалась достаточно мудрой, чтобы не торопить ребенка и контролировать свою тревогу.

Обычно родители недоношенных или больных детей становятся чересчур настойчивыми, на каком-то подсознательном уровне надеясь, что на самом деле с их детьми все в порядке.

Комментарии запрещены.