МАМИНА КУХНЯ

Запретные калории

Запретные калорииЯ против того, чтобы детей сажали на диеты с целью снижения веса. С моей точки зрения, никто не имеет права налагать на другого человека ограничения в еде, пусть даже этот человек — ваш ребенок.

Отказ в пище не дает ему возможности проявить свою независимость, и платить за это придется вам обоим. Ребенок вырастет с обидой на вас. Он будет стесняться себя; ему понадобится постоянный контроль над процессом питания; он не сумеет понять, сколько еды ему нужно.

Со стороны на вас постоянно будут давить по поводу слишком большого или недостаточного веса ребенка. «Он явно не голодает», — скажут родственники и друзья.

Или по-другому: «Какой маленький! Вы что, его не кормите?

» Конечно, те люди всего лишь хотят продемонстрировать ум или остроумие, но для родителей, чьи дети обладают нестандартным весом или размерами, подобные комментарии очень болезненны. Невоспитанные люди считают обязательным высказать свое мнение по поводу толстых детей.

Им вторят официальные высказывания органов здравоохранения. Центр по контролю за заболеваниями и другие правительственные учреждения предупреждают нас, что детская тучность — проблема номер один.

По их мнению, причина тучности как детей, так и взрослых лежит в следующем: 1) слишком много еды, 2) слишком мало двигательной активности.

Подобные заявления заставляют большинство родителей не обращаться за помощью или ограничивать походы за мороженым. Нельзя поспорить ни со статистикой, ни с очевидностью проблемы энергетического баланса.

Однако ответить на принципиальный вопрос «Почему дети едят слишком много?

» необходимо.

Дети — прекрасные регуляторы.

Они знают, сколько им есть, и в большинстве случаев развиваются предсказуемо.

Даже если еда очень вкусна, дети едят ее столько, сколько необходимо для насыщения. На мой взгляд, проблема кроется в способе ее решении.

Я говорю об ограничении еды. В наши дни большинство медиков осознает, что диеты не работают, поэтому они вряд ли порекомендуют вам диету по снижению веса.

Врачи боятся, что ограничение в приеме пищи в детском возрасте может стать причиной пищевых расстройств во взрослой жизни. Родителям, чьи дети растут «слишком быстро» или «слишком медленно», уже не дают рекомендаций по ограничению количества калорий в рационе их ребенка, не советуют, сколько ему следует есть.

Чаще бывает так, что контролирование поглощаемых ребенком калорий происходит в неявной форме.

Родители — часто по совету медиков — ограничивают потребление жиров ребенком, чтобы малыш стал стройным.

Не так давно я разговаривала с одной очень грустной мамой. Она расстраивалась по поводу того, что на каждом осмотре в клинике ее предупреждали против слишком большого количества жиров в рационе ее пухлого восьмилетнего сына, который помешает ему быть здоровым.

Мальчик понимал, что ничего «здорового» в этом нет, и учился стесняться своих объемов и форм.

Внешние ограничения могут принимать форму, в которой есть что-то от поведенческой модификации, когда пища подразделяется на хорошую, плохую и нейтральную. Разница между ними и создает наше отношение к еде. Если в каком-либо подходе к кормлению просматривается намерение уменьшить вес ребенка, это всегда подразумевает внешний контроль и всегда вредно.

Неважно, в какие слова может быть облечен совет о том, сколько следует есть ребенку, — он всегда приведет к отрицательным результатам. «Он набирает вес слишком быстро — попробуйте заставить его есть меньше»; «Его развитие слишком медленное — попытайтесь заставить его есть больше».

Иногда внешний контроль принимает форму режима кормления: «Не позволяйте ему так часто есть — он слишком быстро набирает вес». Даже вполне невинное: «Пусть ребенок ест что хочет — только не позволяйте ему съедать слишком много» несет отрицательный заряд, потому что подрывает доверие. Любые подобные послания ведут к игнорированию сигналов вашего ребенка во время кормления и указывают, сколько пищи ему следует съедать.

Они превращают вас в полицейских, а не в родителей, а впоследствии долго будут сказываться на психике, объемах, формах ребенка, а также его отношении к себе и окружающему миру. Разрешите мне продемонстрировать это на примере.

Однажды в мой кабинет зашла Аманда Нагл со своей трехмесячной дочерью Зеной. Она хотела поговорить о грудном вскармливании и ограничениях в питании.

Аманда сомневалась в правильности совета своего педиатра и хотела услышать мнение еще одного врача. Зена очень быстро росла: питаясь грудным молоком, она за три месяца от рождения набрала 7 фунтов (3 кг 200 г). В последний визит доктор посоветовал Аманде снизить частоту кормлений с семи до пяти, чтобы она не так быстро набирала вес. Аманда последовала совету и стала кормить дочь реже, но результаты были катастрофическими.

«Она просит есть, а я знаю, что кормить ее было бы неправильно.

Я пыталась ее отвлечь, играла с ней, всячески развлекала, но она становилась все несчастнее и несчастнее. Я сдавалась и кормила ее. Она жадно глотала молоко и оглядывалась по сторонам в поисках дополнительной порции.

Я чувствовала себя ужасно: мне казалось, что кормить ее так мало неправильно. Я решила, что с меня достаточно.

Я больше не буду этого делать.

Такое кормление делает несчастной и ее, и меня. Я понимала, что единственным способом следовать совету доктора будет перевести ее на бутылочку, потому что такое редкое кормление лишало меня молока.

И если из-за моего способа кормления Зена растолстеет, пусть так и будет.

Мне это не нравится, но я больше не хочу портить то время, которое мы проводим вместе».

Аманда очень ответственно отнеслась к выполнению своих родительских обязанностей.

Она двигалась в неправильном направлении, но быстро поняла это и нашла другой путь.

Можно знать все с самого начала, но гораздо важнее понять ошибочность действий и исправить их. Неприятный момент в этой истории заключается в том, что мать заставили чувствовать себя несчастной, когда она все делала правильно. К счастью, тот педиатр, как и большинство других, понял ошибочность своего совета и перестал его давать.

Однако не так давно врач-консультант по лактации рассказал мне похожую историю. Там тоже фигурировали ребенок, мать и врач.

Правда, на этот раз мать решила следовать совету педиатра, в результате чего потеряла молоко и вынуждена была перейти на искусственное вскармливание.

Поскольку неявный контроль норм детского питания так же вреден, как контроль явный, очень важно уметь его распознавать под другими именами. Аманде не было сказано посадить дочь на диету для снижения веса, ей просто посоветовали давать дочери меньше еды, чем она хочет.

Родителям пухлого ребенка восьми лет тоже не говорили, что нужно посадить его на диету — нет, его процесс приема пищи и вес должны были контролировать продукты с низким содержанием жира.

Родители крупного ребенка или ребенка со здоровым аппетитом обычно не считают, что сажают его на диету, но тем не менее они часто сомневаются, стоит ли уступать его аппетиту из страха, что он слишком много ест и вырастет толстым. Внешнее давление на процесс приема пищи, неважно, явное оно или нет, может вызвать напряжение между родителями и ребенком и привести к катастрофическим последствиям.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.