МАМИНА КУХНЯ

Сгущение смеси

Сгущение смесиЗатем мы приступили к модификации молочной смеси. Поскольку девочка кушала смесь, где белков было больше, чем нужно, первым делом мы добавили немного сиропа, тем самым увеличив калорийность смеси на 7%. Элис сразу уменьшила потребление пищи на 7%. Хитрость не сработала, поэтому мы вернули девочке ее обычную смесь. Количество съедаемого ребенком вернулось к прежнему уровню.

Мы предположили, что Элис может не нравиться слишком сладкий сироп, и попытались добавить в смесь масла. Оно нейтрализовало бы вкус и запах.

После этого мы снова увеличили количество калорий на 7%. И снова Элис ответила нам уменьшением съедаемой порции на 7%. Пришлось вернуться к обычной смеси, и девочка стала съедать на 7% больше.

Последней попыткой стало сгущение смеси.

Мы аккуратно извлекли часть воды, чтобы смесь стало концентрированнее на 7%. Элис немедленно снизила ее потребление.

Вот тогда мы сдались.

Остался один выход — кормить девочку через трубку, что не казалось нам правильным.

Элис ела достаточно для своего размера, а кормление через трубку привело бы к перееданию.

Зная Элис, можно было предположить, что она компенсирует подобное кормление снижением потребления обычной смеси. Родители решили, что они сделали все возможное, и стали просто поддерживать ту структуру развития, которая являлась для девочки нормой.

Они уступили ребенку. В последний раз, когда я видела Элис, ей было уже 9 месяцев, а весила она 9 фунтов (4 кг). Она питала себя крошечным количеством еды со стола.

Она пыталась ходить, тем самым пугая окружающих: они думали, что девочка только что родилась.

Когда Элис исполнилось 12 лет, я как-то застала ее маму по телефону. Та рассказала, что Элис осталась очень маленькой, но она живой, энергичный ребенок с хорошей успеваемостью в школе.

У нее много друзей. Она продолжает быть хорошим регулятором: ест столько, сколько ей нужно — не больше, но и не меньше.

Я была поражена здравым смыслом родителей, их умением поддержать своего ребенка.

Они сделали все возможное, а остальное оставили на усмотрение Элис. Было ясно, что девочка знает, как есть и развиваться, но ее необычная картина развития затрудняла ее принятие.

Бетани недостаточно ела. Подобно Элис, 15-месячная Бетани была крошечной. Однако существовало и различие.

Росто-весовая кривая девочки стремилась вниз.

Казалось, ребенок совсем не хочет есть. Родители Бетани были уверены, что их дочь умрет с голоду, если они чего-нибудь не предпримут.

Отец держал голову малышки и пытался всунуть ей пищу между губами.

Она отстранялась и громко вопила. Родители даже боялись, что соседи подумают, что с ребенком плохо обращаются.

На самом деле так оно и было. Кормить насильно недопустимо.

Заставляя Бетани делать то, чего она не хотела, они отнеслись к ней с крайним неуважением.

Но родители девочки были слишком напуганы, чтобы об этом задумываться. Ребенок был крошечным с самого начала.

Когда она родилась, ее вес находился ниже 5-го перцентиля. Она развивалась на этом уровне в течение двух месяцев, а затем ее вес начал падать.

Он падал все ниже и ниже, и к тому времени, когда я ее увидела, он был далеко за 5-м перцентилем.

Проблема оказалась в том, что Бетани страдала воспалением среднего уха. Когда воспаление обострялось, девочке было слишком плохо, чтобы есть, а антибиотики уменьшали аппетит еще больше.

Когда она выздоравливала, аппетит возвращался, но вскоре Бетани снова заболевала, и цикл повторялся.

Родители осознавали, что темпы развития ребенка падают, и все больше прикладывали стараний к тому, чтобы заставить дочь есть. Бетани соответственно усиливала сопротивление.

Решением их проблемы стал принцип разделения ответственности в кормлении.

Подобно другим детям ясельного возраста, девочка была так занята битвой с родителями, что у нее не хватало времени ощутить чувство голода и интерес к еде. Она начала есть, когда родители прекратили с ней бороться.

Это случилось не сразу. Пару недель она ела все так же мало.

Родители обеспечивали ее той едой, которая нравилась девочке хотя бы иногда.

Постепенно Бетани начала обретать интерес к еде. Даже когда она начала есть лучше, количество съедаемой ею пищи казалось родителям слишком маленьким. Однако для девочки оно было достаточным, потому что ее росто-весовая кривая выровнялась и даже полезла вверх.

Воодушевленные успехом, родители сделали попытку заставить девочку есть больше, но та быстро им показала, что не стоит вмешиваться в процесс питания. Со временем они научились меньше нервничать, когда дочь болела или отказывалась от еды в силу других причин.

Подобно большинству детей, оказавшихся в не самых выгодных условиях после рождения, Бетани теряла интерес к еде, когда у нее начинались возрастные изменения, когда она была чем-то занята или увлечена. Однако она вновь начинала есть и компенсировала потерю времени, если родители твердо держались выбранной линии поведения.

Даже со своей постоянно возобновляющейся болезнью и отсутствием аппетита Бетани наверстывала упущенное, когда родители переставали пугаться и настаивать на еде. Дети являются прекрасными регуляторами, они могут компенсировать резкие изменения в приемах пищи. Ребенок, который медленно развивается в первые месяцы жизни, не обязательно будет медленно развиваться в дальнейшем.

Дети всегда наверстывают упущенное.

Медленное развитие может быть вызвано болезнью или какими-то другими причинами, но потом развитие детей часто ускоряется. Я не включила в книгу случаи с детьми, которые, казалось, ели «слишком много».

Я рассказывала о них раньше (вспомните истории о Мэри и Тодде).

Главный момент при кормлении таких детей — доверие. Расслабьтесь и наслаждайтесь общением с ребенком.

Не нужно постоянно «нависать» над детьми и пытаться управлять их процессом питания. Питайтесь вместе с ребенком, наблюдайте за его развитием, совершенствованием навыков в еде. Все это само по себе станет для вас бесконечным удовольствием.

Контроль над ребенком испортит удовольствие вам обоим. Делайте свою работу в кормлении и разрешите ребенку сделать все остальное.

Ваш ребенок знает, как ему есть и развиваться.

Комментарии запрещены.