МАМИНА КУХНЯ

Процесс питания и вес

Процесс питания и весВы должны радоваться своему ребенку, получать удовольствие и удовлетворение от наблюдения за его ростом и развитием. Соответственно, ваши взаимоотношения с ним во время кормления тоже должны быть позитивными.

Однако в нашей культуре бытуют извращенные представления и негативное отношение к процессу питания и весу тела.

Именно поэтому я считаю нужным рассказать вам пару ужасных историй.

Воспринимайте их как информацию о том, как не надо делать. Вы только выиграете, если будете знать, что бывает, когда дела с питанием идут действительно плохо.

Извращенное питание — рассказ о Мэри.

Семнадцатилетняя Мэри страдала булимией: она зациклилась на еде и диетах.

Она не любила свое тело, не доверяла ему; ее способ питания, мягко говоря, был экстравагантным.

Она морила себя строжайшими диетами.

Есть она начинала только тогда, когда выдерживать голодные спазмы было уже невозможно. Тогда, дав волю своему аппетиту, она ела, ела и ела, не в силах остановиться.

По ее мнению, пища вообще была злом.

Но, начав есть, она не могла остановиться и ела столько, сколько мог выдержать ее желудок.

Она совершенно не могла себя контролировать, целиком засовывая пироги в рот и черпая сливочное масло ложкой.

Холодильник пустел, а ее живот раздувался и болел так, что терпеть это не было никакой возможности. Тогда она вызывала рвоту: засовывала палец далеко в глотку и нажимала на основание языка.

Она вызывала рвотные спазмы снова и снова, пока полностью не опустошала желудок.

Иногда на этом все и заканчивалось.

А иногда процесс с перееданием и рвотой повторялся несколько раз в день.

Мэри считала себя толстой, хотя на самом деле это было не так. Она обладала пропорциональной и привлекательной фигурой.

Проблема заключалась в том, что она не соответствовала модельной худобе — идеалу с точки зрения и самой Мэри, и ее родителей.

Девушка считала себя уродиной, она стеснялась собственных форм и объемов, из-за чего сидела дома и избегала общения с друзьями и развлечений. Такое негативное отношение к себе возникло частично из-за стандартов красоты, существовавших в старших классах школы, а частично из-за школы моделей, куда родители послали ее учиться, чтобы она «почувствовала себя уверенней».

Но на деле в окружении худых женщин она еще больше стала стесняться своего тела. Но основное давление шло из дома.

Мать Мэри обладала стройной фигурой, причем стройность эта была такого типа, который достигается, когда человек долго и упорно работает над снижением своего веса. Другими словами, ее идеалом была модельная истощенность.

Кстати, стройные от природы люди, чья конституция заложена генетически, выглядят совсем по-другому. Несмотря на худобу, они сильные и здоровые.

Мать Мэри была скорее хрупкой.

Казалось, она постоянно взвинчивает себя как физически, так и эмоционально.

Отец Мэри тоже был худым, хотя и не настолько изможденным.

Однако именно он первым забил тревогу о том, что Мэри «переедает». Он сказал, что девочка всегда много ела, а ему интересно, какой нормальный рацион для ребенка ее возраста.

Он сообщил, что Мэри переедала с самого рождения. Еще в больнице медсестра, которая принесла ее в палату, заметила: «Ваша малышка так много ест! Она уже скушала две бутылочки».

Конечно, родители сразу подумали, что фраза «много ест» означает «скоро она будет толстой» и поспешили этому воспрепятствовать.

Я поинтересовалась, была ли Мэри голодна сразу после рождения. Ведь это означало, что мать недобирала вес во время беременности.

От родителей я не услышала ни слова о кривых роста — неизвестно, была ли Мэри крупной с самого начала.

Мне пришло в голову, что трагедия питания Мэри в своей основе имеет те две злополучные бутылочки и случайное замечание медсестры.

С того дня из-за питания между Мэри и ее родителями возникли напряженные отношения.

С высоты своего опыта я могу предположить, на что это было похоже. Скорее всего, родители старались давать девочке меньше еды, чем она хотела.

Девочка нервничала и плакала до тех пор, пока родители не сдавались.

Длительность ее обиды, вероятно, зависела от того, сколько это могли выдерживать родители. Ее плач выводил их из душевного равновесия, и единственным способом заставить ее замолчать было кормление.

Мэри постепенно превращалась в пухлого, на взгляд родителей, ребенка.

К трем годам она научилась таскать еду отовсюду, где это только было возможно.

Ее первым воспоминанием о семейных трапезах было то, как мама ставит перед ней тарелку с ограниченным количеством тщательно подобранной еды. Мэри плакала, вспоминая, что наедалась только тогда, когда ей удавалось стащить дополнительную еду. Для нее не получать достаточно пищи было все равно что не получать достаточно любви. Родители девочки говорили, что они поступали так для ее же собственного блага, но мне кажется, что в их поступках эгоизма было больше.

Им было важно иметь стройную и, как они считали, более красивую дочь.

Примеры с родителями Мэри и Амандой Нагл наглядно демонстрируют разницу между неэффективным и эффективным выполнением родительских обязанностей. Аманда пыталась ограничивать дочь в еде, но, видя, как болезненно воспринимает дочь ограничения, перестала это делать.

Родители Мэри так и не поняли, что их тактика дает обратный результат. Год за годом они упорно ограничивали ребенка в еде. Такие проблемы, как неуправляемый аппетит и нежелание общаться, они видели, но не заметили, что тоже приложили к этому руку.

Их не волновало, что Мэри была несчастна — гораздо больше их занимало то, что она приносит им столько беспокойства.

Несмотря на предпринятые действия, родителям не удалось заставить Мэри есть меньше и сбросить вес. Другие родители могут быть в этом более успешны — как результат их дети меньше и худее, чем они могли бы быть.

Здесь все зависит от того, кто оказался решительнее и находчивее — родители или ребенок. А теперь позвольте мне рассказать вам историю о матери, которая все-таки добилась своего.

Намеренный недокорм. На одной из профессиональных встреч психолог рассказал мне о живущей по соседству молодой матери.

Сам он услышал о ней от дочери, которая сидела с ее детьми.

История была похожа на страшилку, что во множестве рассказывают в городе.

Однако это не было выдумкой. Я решила включить ее в книгу, потому что она прекрасно иллюстрирует множество важных моментов кормления.

Мать была так решительна настроена на то, чтобы ее дети не выросли толстыми, что откровенно их недокармливала.

Дети были худенькие и невысокие, и все их мысли занимала исключительно еда. Дочь психолога не смогла смотреть, как они мучаются, и отказалась с ними сидеть.

Стратегия матери заключалась в запрещении всех продуктов, которые могут увеличить вес детей. Она готовила только блюда с низким содержанием жира и не позволяла детям есть сливочное масло, маргарин и заправки к салатам.

Она очень скупо отмеряла им хлебобулочные изделия и другие продукты, содержащие крахмал.

О конфетах и сладостях речи вообще не было. Во время обедов, завтраков и ужинов она давала им строго определенные порции еды. Даже если дети не наедались, добавки они не получали.

Перекусов между основными приемами пищи не существовало. Всем приходящим няням мать давала строгие указания детей не кормить.

Няням приходилось трудно, потому что они жалели детей, которые были так голодны, что могли думать только о еде. Большинство из них не выдерживали и отказывались работать у этой матери.

Комментарии запрещены.